Сегодня
Сб / 14 Декабря 2019 /

Детский омбудсмен и главный судебный пристав Югры рассказали, от чего страдают дети разведённых родителей

18.11.2019 18:34
#Общество
Автор: Наталья Надымова
Автор фото: Алексей Лукъянов

О том, как признать неплательщика алиментов безвестно пропавшим, чтобы получить пенсию по потере кормильца, и как вывезти ребёнка за границу отдохнуть и оздоровиться, если второй родитель против? Ответы на эти и другие вопросы на площадке РИЦ «Югра» дали уполномоченный по правам ребёнка в округе Татьяна Моховикова и руководитель регионального Управления Федеральной службы судебных приставов Елена Ловандо.

«За время моей деятельности, в течение 10 лет, ко мне поступило множество обращений, которые касались порядка общения раздельно проживающего родителя, осуществления родительских прав, порядка передачи ребёнка по месту жительства, определённого судебным органом. Хочется сказать, что это самые сложные вопросы для разрешения. К сожалению, манипулируя своими детьми, родители пытаются наказать друг друга, но при этом наказывается ребёнок. Психологически ему трудно переживать эту ситуацию, потому что изначально он любит как папу, так и маму. Нужно убеждать родителей, чтобы их действия были направлены только на интересы ребёнка», — говорит Татьяна Моховикова.

Несмотря на то, что передача ребёнка от одного родителя к другому – вопрос хоть и «обкатанный» со службой судебных приставов, но всё равно решается основательно в каждом конкретном случае. По словам детского омбудсмена, к его решению подключают психологов, медицинский персонал, если ребёнку требуется помощь. Но, в первую очередь, необходимо восстановить детско-родительские отношения, утраченные за период, пока они проживали раздельно. Резко передавать ребёнка нельзя, ему нужно привыкнуть к родителю, а только потом уже переезжать на постоянное проживание.                      

Уполномоченный поделилась одним из последних случаев, когда вместе с судебными приставами пришлось в течение двух лет работать по решению суда по передаче ребёнка матери.

«Мы понимали, что это не в его интересах. В итоге удалось во взаимодействии с аппаратом уполномоченного по правам ребёнка при президенте РФ внести изменения в обзор судебной практики, в постановление пленума Верховного суда. Это помогло остаться ребёнку жить со вторым родителем. Прошло два года с последних исполнительных действий, мы видим, что ребёнку хорошо. А для нас это главное», — пояснила Татьяна Моховикова.

Елена Ловандо отметила, что вопросы нарушения установленного судом порядка передачи ребёнка или общения с ним, решаются сложно. Например, размер штрафа за неисполнение судебного решения в отношении физических лиц составляет от 1 тысячи до 2,5 тысяч рублей. Но это семейный бюджет, а значит ребёнок недополучит эти деньги. Также можно довести ситуацию за неисполнение родительских обязанностей до наказания в виде исправительных работ, но это опять же заберёт время у родителя, которое он мог бы провести с сыном или дочерью.

«Тонкость данной категории своеобразна, поскольку здесь не наказание должно быть, а наше совместное убеждение родителей, чтобы они перестали показывать ребёнку, что такое плохо, а постарались показать, что такое хорошо в их отношениях между собой. В некоторых случаях меры ответственности применяются, в некоторых – даже в отношении взыскателей, когда вторая сторона, требуя общения, не совсем правильно себя ведёт. Моё мнение, данное исполнение должно проходить максимально без мер принудительного характера», — отметила главный судебный пристав Югры.

В ситуации, когда один родитель, пытаясь наказать другого, использует ребёнка, нередко ущемляются его интересы в выездах за границу на отдых и оздоровление. По слова Татьяны Моховиковой, в законодательстве предусмотрены возможности отмены запрета.

«На сегодняшний день по этому вопросу ко мне обращалось несколько десятков человек. Мы помогали составлять исковые заявления в суд о вынесении решения возможности вывоза ребёнка на определённый срок. Зачастую вторая сторона использует запрет вывоза ребёнка. Тогда надо отменить этот запрет, а потом определить возможность выезда в конкретный срок», — пояснила уполномоченный, отметив, что решения по таким вопросам выносятся быстро.

Елена Ловандо рассказала, что в Югре в текущем году на исполнении находилось 113 исполнительных производств, согласно которым, бабушка, дедушка, братья и сёстры просили установить порядок общения ребёнка с ними.

Что касается алиментов, то на принудительном исполнении в структурных подразделениях УФССП по ХМАО - Югре в текущем году находилось 23 тысячи исполнительных производств о взыскании алиментных платежей. В 2019 году возбуждено 12 тысяч исполнительных производств. Сумма, взысканная в результате деятельности судебных приставов-исполнителей, увеличилась по сравнению с АППГ на 30% и составила 210 млн рублей.

На сегодняшний день на исполнении судебных приставов-исполнителей Югры находится 11 тыс. исполнительных производств, из них по 6 тыс. исполнительным документам югорчане приступили к выплате алиментов. Почти тысяча должников осуществляют выплаты самостоятельно.

Татьяна Моховикова отметила, что большая часть обращений по алиментам, связана с укрывательством от платежей родителя. Она напомнила, что с 2010 года в Югре действует такая мера, когда можно подать в розыск на должника по алиментам, а через 12 месяцев на признание гражданина безвестно отсутствующим и оформить пенсию по потере кормильца. Например, сейчас в судах Югры находится два таких процесса. В настоящее время мера действует на федеральном уровне.

«Так человек, который решил укрываться от алиментов, не думает, что когда он объявится, ему будет сложно восстановить свои права как существующего гражданина», — предупредила уполномоченный.

Также Татьяна Моховикова рассказала о случаях, когда детей приходилось вывозить из другой страны на родину, поскольку их родители попали в трудную ситуацию. Например, троих детей вывезли из Германии. Их папа попал в тюрьму, в отношении мамы назначили судебное заседание о лишении родительских прав. Детей передали во временную приёмную семью, причём двое детей были гражданами Российской Федерации, а на третьего документов не было совсем.

«Консул России в Германии, услышав все наши доводы и разъяснения, поехал в суд, где выступил с убедительной речью в пользу матери. Он попросил не лишать её родительских прав, а вернуть на родину с детьми. Консульство выдало документы о возвращении на родину. Трудности были с ребёнком без документов, поскольку у него была только справка с фотографией от консульства. Когда они уже приехали в Югру, мы помогали устанавливать в судебном порядке, что это ребёнок этой женщины, получили свидетельство о рождении. У них сейчас всё хорошо, мы с ними на связи».

Также при содействии уполномоченного в Югру из Сирии вернулся один ребёнок, ещё один из Ирака, а в ближайшие дни из последней страны прибудет и третий.